События

Главная » О розен-методе » Мэрион Розен о методе

Мэрион Розен о методе

Интервью Ханса Аксельсона с Мэрион Розен


 

- Меня зовут Ханс Аксельсон. Я основатель Шведского Института массажа Аксельсона. Институт существует 45 лет. Его работа связана с массажем и различными видами работы с телом. Сегодня у меня особый гость – Мэрион Розен, из Беркли (США). Я знаю её уже более 25 лет. И, наконец-то она здесь, в Стокгольме. Мэрион, как вы начали обучать своему методу работы?

- Одна женщина попросила меня научить её массажу, которому я обучилась в 22 года. И я показала ей то, что делаю. С людьми, с которыми мы работали, начали происходить события, которых я не ожидала…


- События? Какие события?

- Люди начинали плакать на сеансах, переживали заново трудные события из прошлого, осознавая, насколько они защищали себя от переживаний. После сеансов люди начинали чувствовать себя лучше. И чем больше они рассказывали знакомым о нас, тем больше людей приходило. Я решила начать обучать людей для того, чтобы и другие могли работать в этой области. Так всё и начиналось.

- Это Мэрион Розен. Она разработала метод, названный её именем, розен-метод. Как Вы это сделали?

- Я не разрабатывала. Я просто наблюдала за тем, что происходит с людьми, с которыми я работала, и говорила о том, что вижу. Не то чтобы я что-то разрабатывала, я просто наблюдала и записывала то, что видела.

-То есть метод был создан благодаря Вашему подходу и Вашим пациентам?

- В большей степени, благодаря опыту моих пациентов, на который я обращала внимание и запоминала.

- У Вас не было никаких книг, чтобы научиться этому?

- Нет. Ничего не было.

- И никто не учил Вас этому методу?

- Нет.

- В чём разница между розен-методом и другими методами, используемыми для личностного развития?

- Я не ведаю, поскольку я просто не знаю других методов. В то время когда я начинала работать, я даже не знала, что другие методы существуют. Да и сейчас я не так много знаю об этом. Я знаю, что существуют другие дисциплины и другие методы. Но я не знаю их сути. Я действительно не могу говорить об этом. Единственное, что я знаю, - в других методах тоже что-то делают для людей, хотят, чтобы что-то произошло. 

Что же касается розен-метода, мы заботимся о том, чтобы человек, с которым мы работаем, научился осознавать, что с ним происходит. Но то, что происходит с ним, действительно происходит с ним – не с нами. Мы не делаем. Мы ждём, что что-то поднимется в человеке. И, насколько я знаю, это именно то, что отличает розен-метод от других дисциплин.

- В других методах делают что-нибудь так же как Вы?

- Насколько я знаю, нет. Часто у людей такая же цель. Но это отнюдь не одно и то же. Я думаю, что и результаты другие.


- Какие результаты у Вас? Вы избавляете людей от боли?

- Всё очень по-разному с разными людьми. Мы видим, что люди становятся более естественными, и, благодаря этому, у них появляются возможности строить более глубокие взаимоотношения с другими, добиваться большего в своей профессиональной деятельности, работать более эффективно, получать больше удовольствия от своей жизни. В целом, люди говорят, что становятся счастливее. 

Я помню одну замечательную историю. Одна женщина пришла ко мне, будучи в очень глубокой депрессии. И, после двух лет розен-терапии, она сказала: «Если бы мы встретились сейчас впервые, то вы увидели бы очень счастливого человека». Вот такие истории я действительно люблю. Метод дает людям возможность найти себя, освоить свои чувства, стать более естественными.


- Как можно научиться розен-методу?

- Как мы учим?

-Да. Как Вы учите? Какие есть книги?

Мы учим без книг. Теперь у нас есть книги, но мы не используем их во время обучения. Мы учим, передавая свой опыт. Мы это делаем в каждой беседе, мы проводим демонстрации. На них мы показываем, как работать с людьми, и что переживает человек, с которым мы работаем. Студенты наблюдают. Затем их обучают тому, как прикасаться к людям. Мы используем особый вид прикосновений - «спрашивающее» прикосновение в тех областях, которые нам видятся напряженными. И как прикасаться к напряженным областям на теле человека, чтобы помочь ему  осознать эти напряжения – в тот момент, когда он что-то сдерживает или что-то скрывает, напрягая мышцы. И люди чувствуют, что происходит что-то неожиданное, что-то, связанное с бессознательным. 

Это самый лучший способ обучения – дать человеку самому прочувствовать, что происходит. У нас есть такая форма как «шеринг», где люди делятся своими переживаниями, своим опытом. Мы садимся в группе так, чтобы все могли слышать говорящего, и, может быть, подумать о том, чем хотели бы поделиться – ведь возможно у них был похожий жизненный опыт и что-то поднимается внутри в ответ. Но в большей степени мы учим, передавая свой опыт. И уже после того как опыт набран, мы даем знания. Например, анатомию, физиологию – то, что мы можем увидеть, наблюдая за осанкой человека, за его движениями. Но это уже после того, как студент набрал некоторый опыт. Обучение происходит и в то время, когда мы поясняем опыт.

- Есть ли необходимость вести записи во время обучения розен-методу?

- Мне больше нравится, когда студенты этого не делают. Вначале они пытаются вести записи. И очень интересно наблюдать за тем, как с одной стороны они пытаются осмыслить то, что происходит, а с другой стороны переживание происходящего приходит в их сердце...


- Но как они могут запомнить, всё что происходит - всё, что они видят?


- Когда Вы видите что-то, что задевает Вас за живое, Вы запоминаете это. Вы можете вспомнить такое свое первое переживание и 30 лет спустя. Как Вы смогли его запомнить? Потому это зволновало вас. Если что-то действительно затронет Вас, Вы запомните это.



 - Во время сеанса поднимается много неприятных воспоминаний. Зачем нам ворошить всё это?

- Мы слишком часто пытаемся не чувствовать, стараемся подавить трудные для нас переживания. И они действитеьно подавляются в нашем теле... но всё равно остаются с нами всё время. Когда мы работаем с людьми и они осознают произошедшее, то возникает возможность пережить его снова, рассказать об этом и «отпустить» - дать этому переживанию возможность уйти в прошлое. До тех пор пока люди «не знают», пока они не вспомнят свои переживания, пока сдерживают переживания в своём теле - ничего нельзя сделать.  Когда люди вспоминают о пережитом, то могут сказать: «Да. Это произошло со мной. Я пережил эти чувства, и я могу их отпустить». Это важно. Совсем неправильно жить с болезненными переживаниями всю оставшуюся жизнь и неосознанно позволять им влиять на свои взаимоотношения и на всё то, что вы можете делать и хотите делаете в жизни.

- А как насчет опыта счастливых переживаний?

- Переживание счастья вы не станете подавлять, вы позволите себе пережить его. Мы работаем, как правило, с болезненными переживаниями. Это чувства, которые человек не хотел испытывать и подавил. Я могу вспомнить много хороших моментов, но многие не столь счастливые я забыла, и они всплывают время от времени.

-Если Вам хочется  смеяться и петь… а Вы не разрешаете себе сделать это?  Что происходит тогда?

- Тогда во время сессии осознаются пение и смех. Я помню один случай, когда человек сдерживал смех долгие годы. Он был на похоронах своего отца. Ему было семь лет. Было очень много людей в черных шляпах, и они выглядели очень важно, и раскланивались друг с другом - это показалось ему очень смешным. Он начал смеяться. И все вокруг стали говорить, что он плохой мальчик, потому что он смеётся на похоронах своего отца. Он очень любил своего папу и не желал ему плохого, ситуация в которую он попал, не имела никакого отношения к его отцу. Но окружающие сказали ему, что он плохой мальчик. Он больше не смеялся. Этот опыт всплыл во время сессии, и он начал смеяться. И не мог перестать смеяться, поскольку он подавлял свой смех столько раз.

- Почему так много людей приходит на розен-сессии?

- Иногда они приходят из-за хронических болей, с которыми никто ничего не может сделать, иногда они говорят: «Я как будто застопорился. Я остановился в своей жизни и в своём развитии. И я не знаю, что мне делать дальше».




- Вы хотите спросить о чём-нибудь ещё?

- Что Вы можете сделать розен-методом? Может быть лечить спину?

- Иногда можем. Если это проблемы, относящиеся к напряжению мышц, а не к строению тела.

- Вы говорили о диафрагме. Диафрагма – это пульс поясничного отдела позвоночника.

- Вы говорили об этом. ))

- Но Вы говорили, что она может сжимать диски.

- Да, напряжение, мышечное напряжение может влиять на всё тело. Иногда люди делают себя меньше, чем они есть на самом деле. Иногда они сдерживают что-то, о чём не хотят говорить, и мы чувствуем напряжение в различных областях их тел. И нам становится немного яснее происходящее... Но вы хотели спросить о проблемах спины?

- Да

- Очень часто проблемы со спиной возникают из-за напряжения в диафрагме, мышце, способствующей нашему дыханию. Она находится в центре нашего тела. Рядом вдоль позвоночника находятся легкие. Если диафрагма напряжена, то эти мышцы тоже становятся напряженными. И они заставляют позвонки сжиматься друг с другом. Нервы, выходящие из промежутков между позвонками, часто начинают испытывать давление. И это давление вызывает боль. Иногда это боль в ногах, но чаще в спине. Мы помогаем человеку расслабиться, от этого диафрагма, и мышцы по сторонам позвоночника расслабляются, и там появляется пространство, и боль чудесным образом исчезает. Просто потому, что больше нет давления. Вот для чего мы нужны. Люди приходят в восторг. У них проходят боли.
Во время нашей последней групповой встречи на тренинге одна девушка перестала испытывать боль, от которой она страдала в течение многих многих лет. Она расслабилась. Она была счастлива.

- Делают множество операций на суставах из-за болей в бедрах и коленях. Вы можете чем-нибудь помочь? Вместо того, чтобы делать операции…

- Я ничего не знаю о коленях, зато о бедрах я знаю много. Когда люди расслабляются в этой области, то необходимость в операции отпадает. Когда есть напряжение в этой области, кости находятся слишком близко друг к другу. Когда вы двигаетесь, кости зажимаются и это травмирует суставы. А когда, благодаря релаксации появляется пространство боль часто уходит. Очень часто боль уходит, когда люди осознают, что послужило причиной напряжения, что сдерживалось или подавлялось ими. Я бы хотела рассказать историю, произошедшую какое-то время назад. Ко мне пришла женщина, ей было 79 (почти 80) лет, ей предлагали операцию по замене суставов. До операции она решила прийти ко мне на сеанс. Я работала на бедрах, стараясь помочь им расслабиться. Я спрашивала её о её жизни. Её жизнь была замечательной – любимый муж, чудесный дом, достаточно денег, активная жизнь. Всё было чудесно. Было непонятно почему её бедра столь напряженные. Внезапно она начала плакать. Маленькая слеза скатилась по её щеке. Я сказала: «Ты плачешь». Она ответила: «Я не плачу». Я сказала: «Ты немного заплакана». Она ответила: «Да». Она думала о чём-то. Был человек, с которым она тренировалась. Он был очень хорошим человеком. И произошло что-то, что она не могла отпустить. И это сильно ранило её. Вот о чём было её напряжение, и она смогла это осознать. Я работала на её бедрах, и она немного расслабилась. Затем она встала. В углу стояла её трость. Она собралась уходить без неё. Я спросила: «Как твои бедра?» «Бедра?» - спросила она. Боль больше не беспокоила её. Она уходила, размахивая тросточкой, вместо того чтобы опираться на неё. Это было восемь лет назад. Она не стала делать операцию по замене суставов, и боли её больше не беспокоили. Да, это замечательная история. Я счастлива, что так случилось.

- Но если видно что суставы деформированы каким-то образом?

- Они будут деформированы до тех пор, пока будут сжиматься при движении.

- Суставам нет необходимости быть совершенными?…

- Им просто необходимо достаточное пространство для движения

- А мышцы уменьшают это пространство…

- Да. И если там есть напряжение, то возникает боль. Если напряжение уходит, то уходит и боль в бедрах.  



- Хотите что-нибудь ещё спросить?

- Да, о головной боли.

- Существует много причин возникновения головной боли, но обычно есть напряжение в шее и плечах, идущее вверх к основанию черепа. Иногда, оно возникает, когда люди не должны плакать или просто не плачут, или не говорят что-то важное. Иногда у людей слишком много ответственности и они не могут избежать её. Много разных историй. Бывают достаточно хорошие результаты, когда люди соприкасаются с тем, что произошло, с тем, что вызвало головную боль. 

Конечно, есть люди, которым мы не можем помочь. Но есть и те, довольно много людей, чья головная боль проходит после того, как они расслабляются. 

У меня есть ещё одна история. Я думаю, что могу об этом рассказать. Она произошла где-то здесь. Я не очень хорошо помню, где именно это произошло - здесь или в Америке. Я работала с одним человеком на тренинге. В течении последних тридцати лет она страдала от головных болей. Я спросила, что произошло тогда, тридцать лет назад, когда её стали беспокоить боли. Она ответила, что упала с велосипеда и это послужило причиной. Я сказала: «Ты могла упасть с велосипеда и тебе какое-то время было больно, но я никогда не слышала, чтобы боль длилась тридцать лет». Знаете, мы всегда видим по реакции тела, волнует ли человека событие, о котором он говорит. Вызывает ли оно какие-то эмоции. В тот раз тело молчало. Тогда я спросила: «Было ли что-то ещё?» Она ответила: «Я поссорилась с любимым человеком». Я сказала: «А-а-а… вот оно что». И снова, не было никакой реакции в теле. Затем я сказала: «Я уверена, что тебе было тяжело из-за ссоры с ним» и опять ничего не произошло. Значит, было что-то ещё. Затем она сказала: «Я была беременна». Я сказала: «О-о!» Она начала плакать. Она сказала: «Я была беременна и сделала аборт». Вот какие эмоции сдерживало её тело. И тело стало меняться, когда она сказала об этом. Она плакала ещё какое-то время. Затем я спросила её: «Ты сказала своему мужчине об этом?» Она ответила: «Нет, я никому не говорила об этом тридцать лет». Затем она сказала: «Не было ни одного дня в течении этих тридцати лет когда бы я не думала о нём. У меня теперь был бы тридцатилетнийлетний сын или дочь. Я каждый день мысленно разговариваю с этим ребенком». И она снова заплакала. Это было то самое переживание. Изменения в теле закончились. Она встала со стола и сказала: «Моя голова!» У неё прекратилась головная боль. Это было удивительно! Я не знаю, вернулась ли её боль потом. Но, всё то время, пока она присутствовала на тренинге в течение 7 дней головных болей не было. Также произошло кое-что ещё. Она сдерживала себя по отношению к другим людям, она ни с кем не разговаривала. Теперь к ней подходили и заговаривали с ней, и она стала отвечать. Она стала по-настоящему популярной в группе после того, как рассказала свою историю. Она практически стала другим человеком. И она чувствовала себя другим человеком. Было очень радостно наблюдать за тем, что происходило. Я бы очень хотела увидеть её ещё раз, но часто мы перестаем быть нужны людям после терапии. Этот случай произвел на меня сильное впечатление. Некоторые люди говорят, что что-то происходит, когда они не хотят говорить о чём-то, когда что-то вытесняют    или забывают, когда они жалуются, говорят, чувствуют головная боль проходит.

- Вы говорите, что причина кроется не в самом переживании, а в том, что о нем никому не говорится.

- О нём нельзя было рассказать таким способом. Была необходима помощь. Она знала о своих воспоминаниях, но не могла ими ни с кем поделиться. Это напряжение очень долго сдерживалось и вызвало боль.


Отрывки из интервью Мэрион Розен во время ее приезда в Москву

 

 

 

Наша область работы

Мы прикасаемся  руками к зонам на теле человека там, где он сдерживает свои чувства – и тогда чувства и опыт могут стать осознанными. И когда они становятся осознанными, человек может с этим что-то сделать. Но если этот опыт слишком тяжел, чтобы справиться с ним, тогда мы направляем его к психологу или психотерапевту. Мы просто даем бессознательному стать осознанным, а потом специалисты могут работать с этим. Мы с этим ничего не делаем, избегая искушения взять на себя роль психолога, потому что это не наша зона работы. Мы просто работаем с местами, в которых люди «застряли» или «спрятали» что-то. Когда же человеку нужно руководство в жизни, лучше идти к психологу.

 

Как напрямую идти в бессознательное? 

Это похоже на  духовное акушерство: акушер ничего не делает, чтобы ребенок родился, просто помогает открыть путь. Мы помогаем, когда видим, что что-то спрятано внутри. Мы ничего не делаем по отношению к людям, мы принимаем то, что выходит на поверхность. Клиенты находят части, которые они «забыли» в себе, и таким образом становятся  более цельными. И тогда они начинают лучше осознавать, кто они есть, это дает им новую силу,  с которой им проще встречать мир. Люди могут использовать те возможности,  которые они обнаружили в себе.

 

Кому был бы полезен Розен-метод?

Лучше всего людям в возрасте 35-60 лет.  Опыт  жизни должен накопиться.  Люди этого возраста хотят найти способ сделать жизнь лучше. Не люблю работать с совсем молодыми людьми. Иногда помогаю совсем старым, но не всегда. В 70-80 лет люди уже смирились, не хотят ничего менять. Молодые не так много «спрятали», они все еще открыты, еще меняются. Когда приводят детей, мы говорим, идите лучше к детскому психологу,  мы работаем с родителями - потому что очень часто именно родители создают проблему для ребенка. Тяжелобольные люди – им очень помогает розен-метод. Они открывают что-то высшее в своей жизни и находят душевный покой (но это не в ситуации обострения болезни).

Розен–метод может быть полезен  для здоровых людей, у которых есть сложности, которые находятся в сильном стрессе или плохом физическом состоянии. Часто люди приходят, когда болит спина, шея, из-за нервных потрясений.

Розен-работа – это процесс о том,  как найти самого себя. Мы идем от того,  кем мы являемся сейчас, к человеку, которым мы на самом деле являемся.

С чем мы встречаемся в сеансе? 

Часто человек прячет болезненный опыт,  и он остается с человеком. И когда мы вытаскиваем этот опыт на поверхность, тогда человек может с ним что-то сделать.  И это сильно меняет жизнь людей.  А если этого не происходит, тогда боль остается в вас. Может возникнуть вопрос, например, как произошло, что  люди не делают ту работу, которую хотят делать. Или они не с тем человеком,  с которым хотели бы быть. Иногда люди не могут чувствовать любовь – и это может быть чем-то болезненным, что сохранилось из предыдущих отношений, а человек воспринимает это как настоящее. Страх может сохраняться из прошлого – страх есть, но реальность уже другая. Я ничего не говорю, я просто слушаю и говорю «да». Может быть, я скажу: «А сейчас этот страх необходим, нужен?» И мы можем выяснить, откуда этот страх пришел. И я могу спросить: «А сейчас тебе нужно бояться?» Можно посмотреть, как это происходит на сегодняшний день. Но если это образ из прошлого, тогда можно с ним уже не иметь дела сейчас. Осознать то, что этот страх был актуален раньше, а сейчас уже не имеет никакой актуальности. И когда люди это понимают, тогда ощущают разницу.

 

Какие изменения могут произойти после сеансов розен-метода?

Вы становитесь более открытыми, а с этим – более терпимыми и менее агрессивными. Агрессия появляется тогда, когда человек сдерживает свои чувства, а потом взрывается. И люди учатся говорить «я злюсь» или «я не хочу это делать» - про  те вещи, которые неправильны для них. То есть вы предупреждаете проблемы раньше, чем они происходят. 

Любовь – высшее чувство, на которое способен каждый. Когда человек влюблен, всё его тело в это вовлечено, он открыт и наполнен, и вот эта наполненность чувством – самая ценная вещь, которая может у нас быть. Но потому, что это так ценно для нас, мы очень часто это усиленно защищаем. Особенно если нас больно обидели. И тогда это можно почувствовать в теле, и, поработав в этом месте, что-то расслабить и облегчить напряжение.

Мы делаем это, чтобы люди могли найти эту любовь, потому что она есть в каждом человеке. И это важно для всех. И тогда происходит исцеление – физическое, эмоциональное, духовное.
Некоторые люди боятся потерять то, что они приобрели в окружающем мире, но мы обнаружили, что сама окружающая обстановка меняется, когда люди меняются, и просто они сами становятся другими. Изменения в индивидууме постепенно меняют мир. Наш мир состоит из индивидуумов.

 

Интервью с Джозефом Робертсом: ело говорит правду"

Перевод - Сергеева Анжела

Вот уже более сорока лет Мэрион Розен разрабатывает и практикует свою систему работы с телом человека. По её рукам видно, насколько полно она посвятила себя тому, чтобы помочь людям прочувствовать свои внутренние эмоции через полное расслабление мышц. На ее руках буквально стерлись отпечатки пальцев. Разработанный ею метод начинает работу с тела, а затем вовлекает в процесс ум. Когда тела клиентов расслабляются, Розен говорит им о том, что видит в их мышцах. По мнениям многих людей, с которыми она работала, мягкое расслабление тела и позволяет эмоциям и боли всплыть на поверхность. Ее клиенты говорят и  иногда плачут. Мэрион  Розен считает, что в теле хранится все, что пережито человеком - как осознанное, так и не осознанное; используя особые прикосновения, уникальные именно для Розен-метода, а также простое непосредственное общение, Розен и ее ученики стремятся дать телу возможность осознать правду о себе.


Как Вы начинали?

В Германии, когда мне было двадцать два года, я посещала занятия у женщины, которая занималась массажем грудной клетки совместно с практикующим психотерапевтом, принадлежавшим к школе Юнга. Они обнаружили, что если совместно с терапией проходила телесная работа, то им становилось легче получить доступ к чувствам клиента, и процесс восстановления протекал быстрее. Тридцать лет спустя, в Америке, молодая женщина стала расспрашивать меня об этой работе и попросила обучить ее. В процессе обучения с людьми, с которыми мы работали, стали происходить изумительные вещи. Вот вкратце и все о том, как развивался сам метод. Мы наблюдали за тем, что происходило с людьми, с которыми мы работали. Мы получили довольно большое количество информации о том, что происходит в том случае, если во время сеанса позволять клиентам полностью расслабиться и при этом не вмешиваться: такое состояние позволяет людям войти в контакт со своими чувствами. Часто мы имели доступ к их бессознательному, когда они соприкасались с тем, что пережито, со своими мыслями и чувствами, о которых совершенно позабыли. Неожиданно всё пережитое становилось доступным опять. Вместе с этим в людях могли произойти огромные перемены.

Разработана ли теоретическая база для Вашего метода?

Основным постулатом является то, что тело не лжет. Тело помнит мысли и переживания, которые действительно происходили. Оно не может их изменить никоим образом. Таким образом, иногда, когда мы задаем вопрос и отвечаем, используя мышление, мы можем повлиять на свой ответ, но тело, и дыхание в особенности, влиянию не поддаются. Происходит что-то спонтанное, то, что мы можем чувствовать руками. Мы можем получить доступ к переживаниям и чувствам, которые иным способом недоступны.

Опишите, пожалуйста, что Вы видите в теле, когда работаете на ком-то?

Когда я смотрю на тело, я представляю, как бы это тело могло выглядеть, если бы было совершенным, и затем я наблюдаю и вижу, что произошло, где существуют отклонения от идеала. Я уверена, что существуют напряжения, которые мы не могли проработать в то время, когда их проживали и мы помещали их в наше бессознательное при помощи мышц. Мышцы подавили чувства или знания о том, что произошло с нами и, следовательно, мышцы, продолжающие отрабатывать этот опыт, выглядят иначе.

Как движение соотносится с Розен-методом?

Движение показывает, где тело зажато. Например, ребенок обычно двигается очень свободно. Но если ребенок рос, проживая болезненный или пугающий опыт или испытывая чувства, которые надо было подавить, о которых нельзя было сказать, но которые хотелось выразить, то все мышцы будут постоянно зажаты и будут препятствовать свободному движению. Таким образом, когда мы наблюдаем за тем, как человек двигается, мы видим, когда он позволяет себе двигаться свободно, а когда нет.

Что испытывают клиент и практик, когда эмоции проявляются во время сеанса?

Практик чувствует усиление дыхания, чувствует или наблюдает изменения цвета лица и видит движение - моргание - иногда шумы в дыхании. То, что чувствует клиент - это действительно чувства - подлинные чувства - те, которые они испытывали во время травмы или трудностей. Это не те чувства, которые они надумали, а те, которые они в действительности переживали.

Как осуществляется связь между телом и сознанием?

Ну, когда Вы расслабляетесь и позволяете этим чувствам прийти к Вам, тело ощущает себя иначе, потому что процесс происходит не под давлением, и чувства, какие бы они ни были, могут быть выражены слезами, смехом, словами. Все, что происходит или только будет происходить, хорошо для клиента. Я не думаю, что люди думают об этом. Они плачут, потому что им необходимо плакать. И они будут плакать какое-то время или только говорить о том, как это было болезненно. Но они обретут этот опыт очень быстро. И затем, когда они будут вспоминать об этом, они почувствуют огромное облегчение. Как будто бы из скороварки выпустили некоторое количество пара. И когда он выходит, больше не слышно свиста.

Могли бы Вы рассказать подлинную историю о том, что происходит, когда приходит это знание через осознание?

Я работала с одним психиатром, очень недолго, возможно минут двадцать пять. Из-за узкой диафрагмы его живот сильно выдавался вперед. Пока я работала, он рассказал мне о том, что ему исполнилось девять лет, когда умер отец. Он работал с этими переживаниями около семи лет во время учебы. Пока я работала, он начал плакать и сказал, что будучи взрослым, никогда не возвращался к тому опыту ощущений, каково было ему, девятилетнему мальчику, осознавать, что  «теперь ты глава семьи, теперь тебе надо присматривать за мамой и младшей сестрой и братом». И тогда я сказала: «Но мне только девять лет. Я не могу делать это, я не могу быть моим отцом. Я никогда не смогу сделать это». В реальности он был очень успешным, но всегда чувствовал себя недостаточно хорошим. После этого опыта прочувствования того, как все происходило, не путем анализа, а только через чувства, он стал ощущать себя совсем по-другому, Ему было очень хорошо. И когда он встал, то был сильно удивлен, увидев свой живот: его выступающий живот исчез. Диафрагма расправилась и вместо того, чтобы выдавливать живот, позволила животу занять такое изначальное положение, которое давало бы ей возможность двигаться вверх и вниз, так, как ей и полагается. Клиент сказал, что с трудом может поверить в то, что за двадцать минут он получил доступ к своим чувствам, хотя он работал в течение семи лет над этой ситуацией, но никогда ранее не испытывал то, что пережил будучи девятилетним мальчиком.

Объясните, пожалуйста, каким образом в Розен - методе используется разговор?

Когда я прикасаюсь к клиенту, я определяю по своим ощущениям, какая часть тела наиболее напряженная, какая не двигается и где нет дыхания, потому что в том месте, где мышцы зажаты, дыхание отсутствует. Мы можем это ощутить руками и увидеть глазами. И еще я очень внимательна к тому, что скажет клиент и к изменениям его внешности. Но я не задаю много вопросов.

О чем Вы говорите?

Я говорю больше утверждениями. Например, я говорю, что между лопатками сильное напряжение и это значит, что мышцы, ответственные за движение лопаток удерживают их на месте, то есть, если Вы хотите дотянуться до чего-либо, когда что-то делаете, то натыкаетесь на препятствие; препятствие потянуться и препятствие делать то, что Вам в действительности хочется сделать. Затем я даю время для осмысления сказанного. И иногда люди принимают это. Так, если это важно для них, они что-нибудь об этом скажут или могут начать более интенсивно, более глубоко дышать. Нами замечено, что в это время они соприкасаются со своими переживаниями. И иногда мы скажем «ну что же, твое дыхание пошло к плечам, похоже на то, что мы что-то затронули». Я могу сказать это, могу промолчать, в зависимости от того, как проходит диалог:  Я озвучиваю изменения в теле или описываю те места, где есть локализации напряжения в теле, и того факта, что существует напряжение, например, в  ногах, и  оно  удерживает их в определенном положении…

Что Вы делаете во время сеанса, если наружу выплескиваются боль и гнев?

Просто позволяю себе быть там. Боль иногда проявляется, когда расслабляются мышцы, которые долго были зажаты. Потому что когда они долго зажаты, то кажутся нам оцепеневшими, как будто они больше неживые. Когда они оживают снова, то сначала возникает боль. Но когда Вы освободитесь от напряжения и своей собственной эмоциональной боли - физическая боль уйдет.

Как развиваются утомленность и усталость?

Утомленность идет от напряжения, потому что мышечное напряжение это всегда работа. Вы постоянно работаете мышцами. Если много участков Вашего тела должны постоянно работать, то Ваша энергия растрачивается. Но когда Вы расслабляетесь, то не должны ничего удерживать. Вы не расходуете энергию, работая против себя самого. Когда тело работает в естественном режиме, то в нем чередуются напряжение и расслабление, расслабление и напряжение. Когда так происходит, тело не устает. Но с другой стороны, если Вы напрягаетесь, и напрягаетесь, и напрягаетесь, не отпуская себя, то возникает напряжение.

Что происходит, если люди дышат неправильно?

Создается много проблем, таких как недостаток кислорода, как напряжения - в различных частях тела - если диафрагме не позволять выполнять свою работу, она не сможет как следует массировать внутреннюю часть туловища тысячи раз в день. Таким образом, правильное дыхание необходимо для того, чтобы поддерживать тело в хорошей форме. Если мы не позволим себе этого из-за напряжения, то пользы не будет. Существуют другие дыхательные техники, такие как йога, медитация, в которых само дыхание становится методом соприкосновения со своим истинным Я. Мы думаем также, что позволить наладить дыхание до полного восстановления гораздо лучше, чем думать о том, как Вы дышите, и что Вы делаете. Мы только помогаем телу расслабиться и снять барьеры, которые не позволяют нам правильно дышать. Видите ли, мы можем говорить о правильном дыхании, но когда мы спим или когда работаем и не думаем о нем, мы перестаем дышать правильно. Но если препятствия, мешающие правильному дыханию, сняты, то мы начинаем дышать иным и более благоприятным для нас способом. И это действительно помогает телу чувствовать себя хорошо.

В моей жизни были периоды, когда я чувствовал всестороннюю поддержку во взаимоотношениях. Когда Вы говорите о Розен-методе, то мне кажется это очень похожим на создание пространства, в котором один поддерживает другого с нежностью и полностью принимая его в это пространство любви.

Точно. Во взаимоотношениях мы, конечно, надеемся на это, но очень часто, когда на нас давит очень большой груз, мы не в состоянии отдать себя полностью или принять то, что дают нам другие. Необходимо очень много делать для того, чтобы быть самим собой, не прятать свои чувства, не скрывать свои возможности, позволяя себе прикасаться к другому человеку и не испытывать страх.

Что Вы думаете о принятии и духовности?

Я чувствую, что это во многом является отражением нашей диафрагмы, как инструмента для дыхания. Вы знаете, что диафрагма должна напрягаться при вдохе и затем, когда вы выдыхаете, она должна полностью расслабиться и освободиться. Только так это может происходить, и возникает доверие. Клиент чувствует себя в согласии с самим собой, или с практиком, или со всем миром. Затем наступает следующая стадия, которая, как я думаю, наиболее важна, это стадия полного примирения, смирения. Когда Вы действительно хорошо себя чувствуете, что бы ни происходило. Вы можете себе позволить дышать полной грудью. Вы можете позволить своему телу быть открытым. Вы отдаете себя тому, что есть, и в этот момент Вы вверяете себя чему-то более высокому, чем Вы. Некоторые люди переживают это как вселенную - высшую силу - или как Бога, как бы они могли назвать это. Все люди действительно вовлечены в этот процесс и соприкасаются с чем-то высшим. Некоторые люди говорят: «Я чувствую такое умиротворение. Я чувствую себя так хорошо. Я чувствую себя так, как будто бы больше ничего не может причинить мне боль». Это то, что происходит в полностью свободном теле, когда произошло освобождение. И это, я чувствую, и есть наша связь с тем, что мы называем духовностью.

 

                                                                      Мэрион Розен о методе

Когда я работаю с людьми, они напоминают мне цветы, которые еще не распустились. Цветущий куст сильно отличается от того, который еще не расцвел. Так же и тело, которое закрыто, не напоминает о своей жизни и красоте. Напряжение создает картину отсутствия жизни, и когда мы кладем руки на застывшие части тела, оно медленно начинает раскрываться подобно бутону, что распускается и играет всей красотой и всеми красками. Человек появляется из чего-то, что невозможно описать и что существовало еще до нас. По мере того, как дыхание начинает продвигаться по телу, очертания тела начинают напоминать нечто живое. «Открытие» тела похоже на раскрытие бутона. Человек обретает красоту, прятавшуюся под суровой внешностью.  Такой процесс не может не тронуть меня до глубины души как человека, работающего с телом, и я открываюсь тому, что находится под моими руками. Установленный контакт – одна и самых глубоких связей, доверие, которое открывает дорогу любви с обеих сторон. Поэтому я верю, мы не знаем, кто кого исцеляет.

Нельзя поторопить цветок, чтобы тот быстрее распустился. Он распускается тогда, когда он к этому готов. Так же и наши сеансы. Мы можем лишь догадываться, что за красота находится под нашими руками, и все, что мы можем сделать – это терпеливо ждать, положив руки на напряженные мышцы, на ту застывшую форму. Наслаждайтесь тем, что наблюдаете этот процесс, медленно осознавая человека, с которым вы работаете. Первое, что мы можем увидеть – может быть боль, печаль, страх, злость, и так как им позволено просто быть без какой-либо оценки, они дают дорогу другим эмоциям, которые спрятаны под ними.    

Я часто себя спрашиваю: «Что есть такого в нашей работе, что трогает людей, что отличает ее от других способов работы с телом?» Вчера беседовала с группой очень образованных людей. Их настрой поначалу не был дружелюбным, но я видела, как их лица начинают меняться. Мне казалось, будто их глаза – это драгоценные камни, которые начинают сверкать, и это сияние распространялось по всему телу. Они становились красивыми. Морщинки с лиц исчезали, спины и плечи выпрямлялись, и, когда они делились своими впечатлениями, я поняла, что они получили как раз то, что я пыталась до них донести. Было ли это потому, что что-то исходило от меня? Не только. Что-то тронуло их, и  они стали такими. Они показали себя мне и друг другу, Когда пришло время прощаться, каждый вел оживленную беседу с кем-то, люди не хотели расставаться с этим моментом и друг с другом. 

Тема беседы была «Подскажите психиатрам и психологам, как справиться с профессиональными заболеваниями – болями в спине и шее».

Я говорила с ними о том, что могло явиться причиной этих болей, пыталась  отследить, что произошло в их жизни, что привело их в состояние, когда они сдерживают свои мышцы; о том, что они не осознают, что случилось, и о состоянии напряжения и боли, которые явились результатом этого бессознательного действия.

Процесс, как я его вижу, был таков: пока мы растем, в жизни происходит много болезненных событий, и нам очень сложно научиться с ними справляться. Если мы находимся в среде понимания и принятия  (родители, учителя, друзья, родственники),  мы можем показать свою боль, поговорить о ней, поплакать, рассердиться, испугаться. Что бы мы ни чувствовали, так как мы говорим о том, что с нами происходит, наши боли уменьшаются, нам не приходится их сдерживать, откладывать их в подсознание. Мы справляемся с ситуацией, используя язык.

Если дружелюбной, понимающей среды нет, нам приходится подавлять свои чувства: нашу грусть, злость, страх, и часто вместе с ними нашу любовь. Мы продолжаем делать это до тех пор, пока мы не забудем, что произошло, и мы начинаем верить, что мы – люди, которые подавляют все свои чувства.

Вверх